+7 (903) 100 31 62 kortunov@live.com

Модуль 3

Развитие западноевропейской философии науки в средневековый период.

Содержание:

Развитие метода Аристотеля в средневековый период. Индуктивно-дедуктивная модель научного исследования. Роберт Гроссетест: «рассуждение от противного» как метод фальсификации. Роджер Бэкон: «Первая прерогатива» экспериментальной науки. Роджер Бэкон: «Вторая прерогатива» экспериментальной науки. Дунс Скот: метод сходства (согласия). Уильям Оккам: метод различия. «Бритва» Оккама. Споры о необходимых истинах. Взгляд Дунса Скота на «отношение» явлений.

Лекция

  1. Развитие метода Аристотеля в средневековый период

До 1150 года Аристотель был известен учёным на латинском Западе, прежде всего, как логик. Главенствующим философом считался Платон. Но, начиная примерно с 1150 г., стали переводить труды Аристотеля о науке и научном методе. Центры переводческой деятельности возникли в Испании и Италии. К 1270 году обширный аристотелевской корпус был переведён с арабского на латинский язык. Воздействие этого события на интеллектуальную жизнь Запада было очень велико. Настолько, что в течение трёх столетий стандартное представление о работе в конкретных науках приняло форму комментария к соответствующему исследованию Аристотеля.

  • Индуктивно-дедуктивная модель научного исследования

Роберт Гроссетест (1170-1253) и Роджер Бэкон (1214-1292) — два самых влиятельных мыслителя 13-го столетия, писавших о научном методе и подтвердивших аристотелевскую индуктивно-дедуктивную схему научного исследования.

Р. Гроссетест называет индукционную стадию (см. лекцию модуль 2) «резолюцией» и описывает её как разложение явления на составные элементы, и дедуктивную стадию «композицией», в котором эти элементы объединяются, чтобы восстановить первоначальные явления. В связи с этим, последующие авторы часто называют теорию Аристотелевского научного рассуждения как «метод резолюции и композиции».

Р. Гроссетест приложил аристотелевскую теорию к проблеме спектральных цветов. Он отметил, что спектры, видимые в радуге, в брызгах воды от мельничного колеса, брызгах воды от весла лодки и спектры, получаемые при прохождении солнечного света через заполненную водой стеклянную сферическую колбу, имеют общие характеристики. Рассуждая по методу индукции, он «резолирует» три элемента, которые являются общими для различных случаев. Эти элементы: (1) спектр связан с прозрачными сферическими колбами, (2) различные цвета получаются в результате преломления света под разными углами, (3) что цвет получаются лежащим на дуге окружности. Затем он был в состоянии «композиционировать» общие черты этого класса явлений из вышеприведенных трех элементов.

  • Роберт Гроссетест: «рассуждение от противного» как метод фальсификации

Роберт Гроссетест заметил, что если утверждение о следствии может быть дедуцировано из более, чем одного набора посылок, то лучший метод — устранить все, кроме одного объяснения. Он утверждал, что если гипотеза (тезис) предполагает определенные следствия, и если может быть доказана ложность следствий, то сама по себе гипотеза (тезис) должна быть ложной. Логики дали название этому типу дедуктивного рассуждения «modus tollens» или «рассуждение от противного».

Рассуждение (доказательство) от противного – вид рассуждения, при котором «доказывание» некоторого суждения (тезиса доказательства) осуществляется через опровержение отрицания этого суждения – антитезиса. Этот способ доказательства основывается на истинности закона двойного отрицания в классической логике.

К примеру, врач, убеждая пациента в том, что тот не болен гриппом, может рассуждать следующим образом: «Если бы вы действительно были больны гриппом, то у вас была бы повышена температура, был заложен нос и т. д. Но ничего этого нет. Следовательно, нет и гриппа».

Классическая форма записи modus tollens:

Если H, то C 2. Не C 3. Таким образом, не HилиЕсли H, то C Не C______ Не H

Например, H — «золотая монета», C — «сминаема зубами», тогда modus tollens позволяет из свойства «золотые монеты сминаемы зубами» сделать вывод «если монета несминаема зубами, то она не золотая» (или «среди всех объектов, несминаемых зубами, золотых монет нет»):

Если золотая монета, то сминаема зубами

Не сминаема зубами

__________________

Не золотая монета

Гроссетест применил метод фальсификации, чтобы поддержать гипотезу о генерации солнечного тепла. Согласно Гроссетесту, есть только три способа выработки тепла: за счёт теплопроводности от горячего тела, за счёт движения, а также за счёт концентрации лучей. Он считал, что Солнце вырабатывает тепло за счёт концентрации лучей, и он стремился исключить другие два способа путём рассуждения от противного. Он «фальсифицировал» гипотезу проводимости следующим рассуждением:

Если солнце вырабатывает тепло за счёт теплопроводности, то примыкающее небесное вещество нагревается и подвергается качественным изменениям.

Но соседнее небесное вещество неизменно и не подвергается качественным изменениям.

Таким образом, солнце не вырабатывает тепло за счёт теплопроводности.

Это рассуждение имеет форму modus tollens, и его заключение должно быть истинным, если его посылки истинны. Тем не менее, вторая посылка, которая утверждает неизменность соседнего небесного вещества, является ложной. Рассуждение Гроссетеста не доказывает ложность гипотезы проводимости. И его рассуждение по фальсификации гипотезы движения неудачно по аналогичной причине.

Гроссетест не был первым учёным, использовавшим рассуждения modus tollens для фальсификации конкурирующих гипотез. Философы и математики применяли эту технику со времен Евклида. Достижением Гроссетеста было систематическое применением этого метода для дополнения Аристотелевской процедуры оценки научных гипотез.

Несмотря на то, что многочисленные приложения Гроссетеста в рассуждениях modus tollens неубедительны в свете современных научных знаний, сам по себе метод фальсификации был широко влиятелен. Учёный 14-го века Джон Буридан, например, использовал аргумент от противного для фальсификации гипотезы о движении снаряда, которая была упомянута Аристотелем, но не была оправдана. Согласно этой гипотезе, воздух с передней части тела снаряда устремляется к задней части, с тем, чтобы предотвратить возникновение вакуума, и тем самым толкая снаряд вперёд. Буридан отметил, что если бы эта гипотеза была верна, то снаряд с тупым задним концом должен двигаться быстрее, чем такой же с двумя заостренными концами. Он настаивал на том, что снаряд с тупым задним концом не проходит быстро, хотя он не требовал, чтобы были проведены эксперименты с двумя типами снарядов.

  • Роджер Бэкон: «Первая прерогатива» экспериментальной науки

Выражение «экспериментальная наука» («scientia experimentalis») впервые в истории человеческой мысли вышло из-под пера Роджера Бэкона, ученика Гроссетеста. Согласно Бэкону, над всеми остальными видами знания ее возвышают три прерогативы [3, Глава VIII].

Р. Гроссетест и Р. Бэкон в дополнение к индуктивно-дедуктивному методу научного исследования Аристотеля, также внесли вклад в проблему оценки конкурирующих объяснений. Они признали, что утверждение о следствии может быть дедуцировано из более чем одного набора посылок. Аристотель тоже знал об этом и настаивал на том, что подлинно научные объяснения должны утверждать причинно-следственную связь. Оба философа предлагают, чтобы третий этап исследования был дополнен индуктивно-дедуктивным методом Аристотеля. В этом третьем этапе исследования принципы, индуцированные путём «резолюции», будут подвергнуты дальнейшей экспериментальной проверке.

Роджер Бэкон назвал эту процедуру поверки «первой прерогативой» экспериментальной науки. Это ценное методологическое понимание, представляющее собой значительный шаг вперёд по сравнению с Аристотелевской теорией метода. Аристотель довольствовался выведением высказываний о подобных явлениях, которые служат в качестве отправных точек исследования. Гроссетест и Бэкон потребовали дальнейшей экспериментальной проверки принципов, достигнутых в ходе индукции.

В 1304 году немецкий монах Теодорик из Фрайберга сделал поразительное подтверждение первой прерогативы Бэкона. Он отказался от аристотелевской гипотезы (просуществовавшей около 1700 лет) о том, что радуга возникает вследствие коллективного отражения света дождевыми каплями облака. Теодорик считал, что радуга вызвана сочетанием преломления и отражения солнечного света отдельными каплями [2, C. 528]. Для того, чтобы проверить эту гипотезу, он заполнял водой полые прозрачные сферические колбы и клал их на пути солнечных лучей. На этой модели он воспроизвел первичную и вторичную радугу. Теодорик показал, что воспроизведенные вторичные радуги имели обратный порядок цветов, и что угол между падающими и возникающими лучами для вторичных радуг был на одиннадцать градусов больше по сравнению с первичной радугой. Это хорошо согласуется с тем, что наблюдается в природе радуг.

Рисунок 1.

К сожалению, Гроссетест и Бэкон часто игнорировали собственные советы. Бэкон, в частности, часто обращался к априорным соображениям и авторитету предыдущих авторов, а не к дополнительной экспериментальной проверке. Например, после объявления, что экспериментальная наука превосходно подходит для создания выводов о природе радуги, Бэкон настаивал на том, что должно быть только пять цветов в радуге, потому что число пять – это оптимальное количество для дальнейших вариаций со свойствами.

  • Роджер Бэкон: «Вторая прерогатива» экспериментальной науки

Использование экспериментов в целях расширения знаний о явлениях есть вторая прерогатива. Роджер Бэкон, подчеркивал, что успешное применение индуктивного метода зависит от достоверного и обширного фактического знания. Р. Бэкон предположил, что фактическая база науки зачастую м. б. увеличена путём активного экспериментирования.

Бэкона восхваляют как бесспорного «мастера экспериментов», т.к. его работа представляет собой реализацию второй прерогативы. Однако Бэкон часто ставил эксперименты на службе алхимии, и он делал экстравагантные и безосновательные заявления по результатам алхимических экспериментов. К примеру, он заявлял, что одна победа «экспериментальной науки» была в открытии вещества, которое удаляет примеси из неблагородных металлов, так что в итоге остаётся чистое золото.

  • Дунс Скот: метод сходства (согласия)

Далее будут рассмотрены два методы прямой индукции, авторство которых принадлежит Дунсу Скоту (метод сходства) и Уильяму Оккаму (метод различия).

Шотландский философ и теолог Иоанн Дунс Скот (1266-1308) разработал методический приём, получивший позже название «метод согласия» (или «метод сходства»): при изучении некого явления нужно исследовать связь следствия со всеми обстоятельствами, при которых оно имеет место, и считать возможной причиной то из них, которое повторяется во всех рассмотренных случаях. Техника метода сходства (согласия) состоит в анализе ряда случаев, в которых наступает определённое следствие. Процедура метода – перечисление различных обстоятельств, которые присутствуют, когда следствие наступает, и затем следует поиск одного обстоятельства, которое присутствует в каждом случае. Дунс Скот утверждает, что, если перечень обстоятельств имеет вид, как в таблице 1, то исследователь вправе сделать вывод, что e может быть следствием обстоятельства А.

Таблица 1.

СлучайОбстоятельства (причины)Следствие
1ABCDe
2ACEe
3ABEFe
4ADFe

Претензии Дунса Скота к собственному методу согласия были весьма скромными. Он считал, что самое большее, что может быть установлено путём применения метода является «отношение» между следствием и сопровождающим обстоятельством. Применяя схему, учёный может заключить, например, что Луна является телом, которое может быть затемнено, или что определенный вид травы может иметь горький вкус. Но применение метода в одиночку не может установить ничего, кроме того, что Луна обязательно должна быть затемнена, и что каждый образец травы обязательно горек.

Как это ни парадоксально, Дунс Скот также дополнил метод резолюции и подорвал уверенность в индуктивно установленных сопоставлениях. На это повлияли его богословские убеждения. Он настаивал на том, что Бог может сотворить что угодно, что не содержит противоречий, и, что единообразие в природе существует только благодаря терпению Бога. Более того, Бог мог, если бы захотел, производить следствия непосредственно без присутствия обычной причины (обстоятельства). Именно по этой причине, что Дунс Скот постановил, что метод согласия может установить только «отношения» в рамках опыта.

  • Уильям Оккам: метод различия

В трудах английского философа Уильяма Оккама (1258-1347) акцент на всемогуществе Бога выражен ещё больше. Оккам неоднократно настаивал на том, что Бог может сотворить что угодно, что не содержит противоречий. Соглашаясь с Дунсом Скотом, он считал, что учёный может установить с помощью индукции только «отношение» между явлениями.

Оккам сформулировал порядок получения заключения об «отношении» в соответствии с методом различия. Метод Оккама предназначен для сравнения двух случаев: в первом случае следствие присутствует, а во втором случае — отсутствует. Если может быть показано, что существует обстоятельство, которое присутствует, когда присутствует следствие, и аналогично отсутствует, когда отсутствует следствие, то исследователь вправе сделать вывод, что обстоятельство C может быть причиной (обстоятельством) следствия е. Как например, в таблице 2.

Таблица 2.

СлучайОбстоятельства (причины)Следствие
1ABCe
2AB

Здесь Оккам утверждает, что в идеальном случае знание «отношения» может быть установлено на основе только одной наблюдаемой ассоциации. Он отметил, при этом, что в таком случае мы должны быть уверенны, что все другие возможные причины рассматриваемого следствия отсутствуют. Он отметил, что на практике трудно определить, является ли два набора обстоятельств различны в одном аспекте. По этой причине, он настаивал, многочисленные причины должны быть исследованы, чтобы минимизировать вероятность того, что некоторые нераспознанные факторы, отвечающие за возникновение следствия, будут упущены.

  • «Бритва» Оккама

Большое количество средневековых писателей отстаивало принцип, что природа всегда выбирает самый простой путь. Уильям Оккам выступал против этой тенденции считывать в природе человеческие мысли о простоте. Он чувствовал, что настаивать на том, что природа всегда следует простейшему пути, — это ограничивать силу Бога. Бог весьма хорошо может выбрать для достижения эффектов самые сложные способы.

По этой причине Оккам сместил акцент на простоте с природы на физические теории, которые это постулируют. Оккам использовал простоту в качестве критерия образования понятий и конструирования теорий. Он считал, что лишние понятия должны быть устранены, и предположил, что более простая из двух теорий, учитывающая тип явления, являются предпочтительной. Этот методологический принцип часто называют «Бритва Оккама». В кратком виде он гласит: «Не следует множить сущее без необходимости» [1] (либо «Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости»). Сам Оккам писал: «Что может быть сделано на основе меньшего числа [предположений], не следует делать, исходя из большего» и «Многообразие не следует предполагать без необходимости» [1]. Этот принцип формирует базис методологического редукционизма, также называемый принципом бережливости, или законом экономии.

Оккам применил свою «бритву» в средневековой дискуссии о характере движения снаряда. Одна точка зрения заключалась в том, что движение снаряда вызвано полученным внешним «импульсом» (руки, толкающей снаряд, или чего-то другого), который пребывает в снаряде так долго, как он движется. Оккам считал, что импульс является излишним понятием. Т.к., движение – не свойство тела (согласно средневековой науке), а «отношение», которое тело имеет по отношению к другим телам и ко времени, то Оккам полагал, что утверждение о «движении тела» может быть сокращено для ряда заявлений, которые приписывают телу различные положения в разное время. Поскольку смена положения не является «свойством» тела, нет необходимости приписывать эффективную причину для этого относительного перемещения. Оккам утверждал, что сказать «тело двигается из-за приобретённого импульса», — сказать не больше, чем «тело двигается», и он рекомендовал устранение из физики понятия импульса.

  • Споры о необходимых истинах

Аристотель настаивал на том, что, поскольку «естественная необходимость» упорядочивает отношения между видами и родами вещей и событий, соответствующее словесное выражение этих отношений должно иметь статус необходимой истины. Согласно Аристотелю, первые принципы науки не могут быть случайно истинны. Они не в состоянии быть ложным, потому что они отражают отношения в природе, которые не могут быть иным, чем они являются.

Важное событие в философии науки 14-го века – переоценка когнитивного статуса научной интерпретации. Дунс Скот, Уильям Оккам и Николай Аутрекуртский, в частности, пытались определить, какие виды утверждений необходимо истины. Их отправной точкой было положение Аристотеля о том, что первые принципы науки самоочевидны, необходимо демонстрируют, как происходят вещи.

  1. Взгляд Дунса Скота на «отношение» явлений

Дунс Скот настаивал на различии между происхождением первых принципов и правомерностью их статуса в качестве необходимых истин. Он согласен с Аристотелем, что знание первых принципов вытекает из чувственного опыта, но он добавил, что правомерный статус этих принципов не зависит от истинности показаний чувственного опыта. По мнению Скота, чувственный опыт даёт поводы для признания истинности первых принципов, но чувственный опыт не есть доказательство этой истины. Скорее всего, первые принципы истинны в силу значения составляющих его терминов. Это так, несмотря на то, что именно из опыта мы узнаём значение этих терминов. Например, что «непрозрачные тела отбрасывают тень» является самоочевидным для тех, кто понимает смысл терминов «непрозрачной», «отбрасывать» и «тень». Кроме того, этот принцип является неизбежно истинным. Отрицать это — формировать внутреннее противоречие. Дунс Скот считал, что даже не Бог может стать причиной реализации в мире внутренних противоречий.

Дунс считал, что два вида научных обобщений необходимо истины: во-первых, это первые принципы и их дедуктивные последствия, во-вторых, утверждения об «отношении» явлений. Напротив, он считал, что эмпирические обобщения случайно истинны. Например, не обязательно, что все вороны могут быть чёрными, т.к. это лишь вопрос случайного факта, что все исследованные вороны были чёрными.

Конечно, учёный не может довольствоваться знанием «отношения» явлений. Сказать, что вороны могут быть чёрными или что Луна может быть затемнена – это сказать относительно мало о воронах и Луне. Дунс признавал это. Он советовал, когда возможно, делать обобщения из первых принципов, т.к. только они дают абсолютно истинный вывод. Эти два примера демонстрируют различные способы получения истины. То, что Луна представляется телом, часто затмеваемым, может быть выведено из первых принципов, что непрозрачные тела отбрасывают тень, и что Земля является непрозрачным телом, которое часто находится между светящимся Солнцем и Луной. Такое выведение невозможно в случае чёрных воронов.

Литература, рекомендуемая для изучения:

  1. Смирнов, Г. А. Оккам, Уильям [Электронный ресурс] // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; 2-е изд., испр. и допол. – М.: Мысль, 2010. – Режим доступа:  https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH01b7ec01008dba3d6c128fb7
  2.  Нуссенвейг, Х. Теория радуги [Электронный ресурс] // Успехи физических наук, 1978. – Т. 125 (Вып. 3). – Режим доступа: http://ufn.ru/ufn78/ufn78_7/Russian/r787e.pdf
  3. Жильсон, Э. Средневековая философия [Электронный ресурс]. 1922. – Режим доступа:  http://www.agnuz.info/app/webroot/library/337/522/page19.htm